Приступы паники
Всё намного проще чем кажется.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Приступы паники > О людях


Тесты c категорией "О людях".
Сообщества c интересом "О людях".

воскресенье, 5 октября 2014 г.
Австралиец Just.....me 16:06:00
Это был летний день. Июль и вроде бы 27 число. Было очень жарко, несмотря на то, что я находилась в северной стране. Я не помню, как именно мы увиделись, но хорошо во мне отпечаталось чувство усталости в тот день. Почти двое суток без сна и на дикой жаре. Казалось вот-вот я потеряю сознание. Я стола с Ольгой в очереди к парому, и со скуки я начала разглядывать людей.
Может тогда, я и заметила его впервые, а может-нет. Странно, что именно этого я не помню. Такое чувство, что мы не знакомились, будто первой встречи не было, мы просто знали друг-друга всегда.
Высокий стройный мужчина в гавайской рубахе, больше размера на два. Очень громкоголосый, вносящий одним своим присутствием ощущение жизни, некого бесконечного движения. Помню его голос, который ни с чем нельзя сравнить. Если только с хамелеоном. Голос – хамелеон. Да, именно так.
Нас не то чтобы разделяли годы, хотя это было так. Ричард был старше на 29 лет. Смешно, проще ведь округлить до 30, будто бы этот жалкий год что-то меняет. Он был старше меня на 30 лет. И дальше на 14427 километров. Я не влюблена в него. Что странно, ведь он настолько недосягаем, настолько далёк, что моя натура просто должна была выбрать его в объекты любви. Но почему-то этого не случилось.
Помню, что он бросался комплиментами налево и право, и это выглядело очень милым. Его энергии можно было завидовать, он постоянно находился в движении, и всё это казалось таким естественным: Все эти елозения, подпрыгиванья, заламывание рук - всё это было таким привлекательным. Многие просто смотрели на него, как на картинку.
Помню, когда он улыбался, на худых, чуть впалых щеках выступали тоненькие ямочки, а в серых глазах играла нахальная уверенность в собственном совершенстве, но это только располагало к нему.
Он появлялся на всех мероприятиях, и его появление меняло весь ритм. Своим эпатажем он сразу переключал всё внимание на себя. Он мог расхаживать вокруг бассейна во фраке и с газеткой в руках или же заявиться в вечерний ресторан в домашних тапках-кроликах. Но только первые секунды люди смотрели на него как на чудака, после общения с ним все эти чудачества были незаметны. Он был вежлив, всегда помогал, на вечерах приглашал дам на танцы, и охотно отвечал на приглашения.
Казалось, что весь ритм жизни на этом пароме зависит от него.
Я не помню, где я его увидела, как не помню при каких обстоятельствах мы начали общаться. Это просто случилось, мы где-то сошлись, может в музыкальных вкусах, или в интересе к путешествиям или же в тяге к безумному веселею. Это было неважно. Мы просто стали близки. Он случился и стал тем самым событием, которого я так ждала, глотком воздуха среди повседневной усталости.
Помню, он звал меня Китти. Имя Катя он постоянно коверкал и изменял пока мы оба не пришли к упрощённому Китти. Так изменилось моё имя, первая ниточка к переменам внутри меня.
Я не то чтобы совершенно владела английским, иногда даже не понимала, что он говорит, Ричард, заметив это, начинал разъяснять мне всяческими способами, и это было очень необычно. О, наши разговоры вообще были особыми, никогда мы не говорили о чём-то серьёзном, философские мысли к счастью были далеко.
Чаще, говорил Ричард. Он рассказывал невероятные истории, которые случались с ним, и эти рассказы походили на представление. Он не просто говорил, он этим жил.
Возможно, рассказывай подобные истории кто-то другой, и упомяни ещё этот человек, что всё это было с ним, я бы покрутила пальцем у виска и посмеялась. Но Ричард, ему верили все. И то, что он спасся от акулы, как спасал людей во время цунами, даже телохранителем он был. Видя его, казалось, эти события имели место быть.
Я любила слушать его, верить ему и улыбаться в ответ. А в глазах читала благодарность.
И мы веселились. Помню, я купила скейт, и мы катались в коридоре между каютами, тем самым, доводя всех до раздражения.
Или как-то рано утром, взяв у Оли красное платье с открытой спиной (в котором я выглядела весьма нелепо) мы танцевали танго на верхней палубе.
Помню, он чудесно двигался, а я со стороны, наверно, неестественно выглядела, но казалась себе как никогда красивой.
Мы танцевали скорее как актёры, забавы ради изображая пылкую страсть. Я невероятным энтузиазмом прижималась к нему, а его руки летали по моей нагой спине. Скорее всего, выглядело это реалистично, даже слишком. На самом же деле, мы с трудом сдерживали смех.
После этой выходки, многие стали думать, что у нас была любовная интрижка. Сразу поползли шипящие осуждения и грязные слухи. А между нами не было ничего. Кроме что разве дикого и неудержимого желания спрятаться хоть на мгновение от усталости этого сонного мира.
Помню, что в последнюю ночь круиза я не могла спать. Много чего случилось за столь короткое время, что я не могла отпустить просто так. Я жила другой жизнью, и вот теперь, эта жизнь подходила к концу. И вот, когда даже самые ярые тусовщики разбрелись по каютам, я вышла на верхнюю палубу и застала там его. Ричард сидел прямо на полу, скрестив ноги по-турецки, и с задумчивым выражением лица смотрел в небо. Казалось, что он решал в уме сложное уравнение, но при этом в глазах его блестели огоньки ожидания.
Это был единственный раз, когда наш разговор можно было назвать более мене умным.
Он подошёл ко мне и улыбнулся, но было что-то иное в его улыбке, некая тоска о чём-то далёком.
Помню, я улыбнулась в ответ, а на глазах, выступили слёзы. О, как я благодарна ему за то, что он будто не заметил моих мокрых глаз. Сказал, что сегодня должен быть звездопад, и предложил составить компанию.
Но никакого звездопада не было, даже если и был, всё небо было затянуто чёрными тяжёлыми облаками, настолько тяжёлыми, что казалось, именно они делали эту ночь невыносимо тяжёлой.
Помню, я ему рассказывала, как сюда попала, как копила деньги на подобную поездку, как поступила в институт и к тому времени скопилась достаточная сумма, чтобы отпраздновать столь радостное событие билетом на этот шикарный паром. Рассказывала, как мы веселились с Ольгой. А ещё, не знаю зачем, рассказала, что влюблена в молодого парня, что работает тут организатором всяких вечеров, и что мне тоскливо оттого, что вся эта сказка кончится уже через несколько часов. И он слушал, слушал, как никто меня никогда не слушал. Будто бы давал понять, что сейчас я могу говорить всё что угодно, и буду понятой.
Помню, что в ту ночь я узнала, что он одинок. Одинок, наверное, как никто другой на этом судне. Что там, в Мельбурне его никто не ждёт, что по приезду он позвонит одному из тех видов ненастоящих друзей, которые друзья только в тот момент, когда ты угощаешь выпивкой.
Я узнала, что у него было несколько браков и один ребёнок. И всё это ушло. Браки разрушились, а дочь готова сутками пропадать на работе, чтобы отложить редкие встречи. И никто в этом не был виноват. Просто он встречал людей, они к нему тянулись, но всё это проходило само собой. Вечерами он просто смотрит в окно и ждёт. Чего не знает сам.
Мне было непонятно больно от этого. Казалось, что это было самой большой несправедливостью. И было горько, что-то душило изнутри, а он спокойно говорил.
Помню, я дала волю слезам, и он уже не мог их не замечать и начал менять темы, говорил, что жизнь прекрасна. А я просто крепко обняла его и плакала. В какой-то момент я подумала, что влюблена в него, это было бы здорово, не смотря на годы и километры между нами, такой человек достоин любви, но нет. Безусловно, я что-то к нему чувствовала, что-то тёплое, светлое, всё что угодно кроме любви. Он просто был для меня дверью в другую жизнь.
А под самое утро мы разошлись по каютам собирать чемоданы.
Оля уже не спала, а я пыталась скрыть от неё опухшее от рыданий лицо. Вскоре мы с ней уже стояли в очереди на выход и о чём-то болтали. Точнее она видно что-то рассказывала, а я пыталась отвечать.
Неподалеку от порта есть автобусная стоянка. Одни автобусы везли на вокзал, другие в аэропорт. Я уже сидела в том, что должен был доставить меня к поездам на Москву. Как в окно увидела Ричарда. И растолкав всех людей, выбежала на улицу и кинулась к нему. Мы около минуты просто стояли и грустно улыбались. Хотелось так много сказать. Но я выдавила лишь: « I remember».
И через пять минут автобусы везли нас в разных направлениях. А ещё через какое-то время между нами будет пространство в 14427 километров.

***


Есть люди, которые проведут в твоей жизни много лет, и ничего не измениться. А есть такие как он, которым достаточно одним своим присутствием изменить привычный ритм. Такие люди всегда одиноки по вечерам. К ним все тянуться, но они слишком идеальны для любви


­­


Настроение: Ностальгия
Хочется: Уйти туда, куда-нибудь, туда...
Категории: О людях
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть


Приступы паники > О людях

читай на форуме:
Кто-нибудь ,добренький, скажите как...
пройди тесты:
Выбор 4
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх